Телеграм

Подмосковье запрещает благотворительность. Реплика Максима Кононенко

           В доме ребенка города Люберцы живет двухлетняя Аня Илькаева. Она больна, у нее несовершенный остеогенез. Это когда у человека очень хрупкие кости, которые постоянно ломаются. И вот "Российский фонд помощи", существующий при газете "Комменсантъ", вызвался помочь девочке. И стал собирать для нее деньги. Обычное дело. Но для того, чтобы собрать деньги, надо написать про объект помощи развернутый материал с красивыми фотографиями. Потому что люди гораздо охотнее жертвуют живому человеку, нежели сухому объявлению без картинок. Это тоже обычное дело. И вот журналист с фотографом собрались посетить девочку и написать про нее материал.

             Фонд послал запрос в Министерство здравоохранения Московской области - можно ли посетить ребенка? Потому что если ребенок - сирота, то его опекуном является государство. И надо спрашивать разрешения. Областной Минздрав прислал ответ следующего содержания: "По вашему запросу сообщаем, что в настоящее время решается вопрос об оплате лечения ребенка в Американском медицинском центре". И подпись - заместитель министра здравоохранения Гаянэ Тамазян. То есть, разрешения репортерам не дали. И о девочке не удастся написать никакого материала. И денег на нее получится собрать гораздо меньше.

            Вы, наверное, удивлены? А не стоит удивлений. Потому что Министерство здравоохранения Московской области не хочет, чтобы репортеры видели, что происходит в Люберецком доме ребенка. Им так спокойнее. А ребенок что... подумаешь - ребенок. Их там, в доме ребенка, много.

Радио "Вести"
www.vesti.ru







Читавшие эту страницу также интересовались:









Сообщение или форма ввода данных.