Открыто отделение амбулаторного гемодиализа

 В поликлинике при больнице № 2 — знаменитой люберецкой «Ухтомке» - готовится к открытию отделение амбулаторного гемодиализа.

Для читателя, не владеющего медицинской терминологией, поясним «на пальцах»: Люберецкий район благодаря приоритетной бюджетной программе, получил уникальную возможность чистить кровь тем людям, у которых из-за болезни плохо работают почки. Это бывает при тяжелых пиелонефритах, после серьезных отравлений, при целом ряде так называемых «системных» заболеваний, когда разлаживается работа всего организма, при травмах, сопряженных со сдавливанием отдельных частей тела.

Диализ позволяет спасти жизнь, например, строителя, случайно попавшего на работе под обрушившийся штабель кирпичей, или школьника, застудившего почки зимой на катке, провести дезинтоксикацию организма у пациента, страдающего тяжелой аллергией... Показаний к применению метода много. А больные с хронической почечной недостаточностью просто жить не могут без того, чтобы их кровь не подвергалась регулярной аппаратной очистке. Иначе — уремия, по сути, отравление крови продуктами жизнедеятельности, рано или поздно неизбежно прокладывающее человеку дорогу на тот свет... Никакие лекарства пока не могут заменить диализ. Разве что, трансплантация поможет, пересадка здоровой донорской почки. Но на такие операции очередь — на несколько лет вперед. Не у каждого пациента есть родственник, готовый пожертвовать  один из своих органов (почки у нас парные, без одной полноценная жизнь возможна, но генетическая совместимость даже у кровных родичей не всегда идеальна). А «чужие» органы от сторонних доноров бывает, попросту не приживаются в новом теле — несмотря на лекарства, подавляющие иммунитет пациента.

Словом, диализ в современном мире — процедура абсолютно незаменимая. А заболеть может каждый человек. Даже богатый, влиятельный или талантливый. Кому нынче не известна история жизни и безвременной смерти артиста Леонида Филатова или знаменитого советского генсека Андропова? Они умерли от уремии, так многое не успев сделать....

Немало нуждающихся в диализе и в Люберецком районе. Молва, гуляющая среди пациентов, говорит о полутора тысячах... Верить ли ей — решайте сами, читатель. На учете в одной только Ухтомской поликлинике стоит человек пятьдесят. Среди них, к примеру,  Александр Дундич. Военный летчик, ветеран Афганистана. В первый раз сильный, решительный парень должен был умереть, когда душманы сбили ракетой его вертолет. Саша посадил покореженную горящую машину на горный отрог, не дотянув до аэродрома, и дал возможность  остаться живыми полутора десяткам десантников. Второй раз он умирал в госпитале, когда на переломанных при крушении подбитого вертолета костях у него пошло гнойное воспаление — остеомиелит. И снова майор Дундич выжил и победил болезнь. А в третий раз смерть стережет его... сегодня — если три раза в неделю не съездить на диализ. Последствия тяжелых ран и долгого лечения антибиотиками сказались на собственной системе очистки крови... И Александру очень важно, куда придется ездить: на соседнюю улицу в родных Люберцах, или в почти недоступные инвалиду Красногорск или Подольск, где есть аналогичные аппараты. Это только одна судьба. А таких у нас — сотни.

И тем не менее, в Люберцах нашлись люди, относящиеся с предубеждением к открывающемуся диализному отделению. В управление здравоохранения жалуются жители смежного с поликлиникой дома, задают коварные вопросы. А вдруг вибрации, исходящие от работающих аппаратов будут вредить здоровью тех, кто живет в квартирах над поликлиникой? А что если регулярный прием здесь тяжелобольных людей будет способствовать разнесению какой-нибудь заразы? Конечно, любой медик вам скажет, что насосы, качающие человеческую кровь через искусственный фильтр — не промышленные гиганты, чтобы от них вибрировал фундамент дома по соседству. И почечная недостаточность — не инфекционное заболевание, хотя подчас бывает и последствием обычной ангины или гриппа...

- Эти сетования происходят от недостаточной информированности нашего населения, - считает заместитель главного врача районной больницы № 2 Ирина Георгиевна Штольц, - на самом деле никакого вреда от наличия в поликлинике этого оборудования нет и быть не может. Никакой инфекции — все наше «снаряжение» надежно стерилизуется. Расходные элементы все строго одноразовые. Мы будем работать с человеческой кровью, значит, режим стерильности — как в самой чистой хирургической операционной. Что же до вибраций, то их не чувствуется даже в соседних кабинетах, не тот это механизм, чтобы грохотать, как камнедробильня! Когда отделение заработает в полную силу, мы сможем принимать по три пациента одновременно. В две смены... Шесть человек в день! Много это или мало? Конечно, чтобы обеспечить диализом всех нуждающихся люберчан, недостаточно. Но ведь наше отделение — только одна из «первых ласточек». Верим, что вскоре такие же появятся и в других больницах города, ведь количество людей, которым нужен гемодиализ, растет пропорционально численности населения...

- А я — жена пациента, — констатирует факт молодая женщина с глубоким, грустным взглядом, - Давайте знакомиться: Татьяна Окорокова. Супруг нуждается в диализе с марта этого года. Хорошо, сам еще может за рулем сидеть, потому что на процедуры мы ездим в Москву, в восемьдесят третью клиническую больницу... Господи, как трудно все-таки без конца сохранять оптимизм, заставлять себя не только говорить, но и думать, что все будет хорошо, что есть возможность выздороветь. Когда мужчине всего сорок семь, он еще должен быть полон сил, ведь в этом возрасте даже не все военные в запас уходят, разве же можно поверить, что впереди — беспросветная жизнь в болезни? Диализ для нас — жизненная необходимость, ездим через день. Я заметила: стоит повременить с процедурой хоть сутки — начинается резкое ухудшение состояния, нападает слабость, апатия, депрессивное настроение, ноги начинает «крутить», как во время приступа ревматизма. А это значит, организм уже подтравлен, не почистишь кровь — будет еще хуже, и это неотвратимо. Диализ поблизости от места жительства может стать спасением для самого дорогого моего человека. Только вот, есть вопрос: почему у нас открывают отделение так далеко от реанимации? Один московский профессор из больницы № 83 говорил мне, что пациентам может стать смертельно плохо прямо во время переливания. И лучше бы реаниматологи со всем оборудованием «базировались» прямо по соседству.

- Разве же это далеко? Всего-то через дорогу!

- Это для здорового близко. А у нас счет отпущенного времени порой идет на секунды. Через дорогу можно и не успеть... И все же, как говорится, лучше синица в руках, чем журавль в небе. Открытия отделения ждем с нетерпением!

Вопрос жизни и смерти для люберецких пациентов должен быть решен в пользу жизни. Иначе просто не может быть...

Виктор Вайгерт, Люберецкое информагентство

www.lubpan.ru







Читавшие эту страницу также интересовались:









Сообщение или форма ввода данных.