Драма в трех терактах. Ревнивый химик убил любимую чудо-бомбой

Об этом теракте в свое время судачила вся Москва. Обывателей ужаснул прежде всего способ совершения преступления. В руках у женщины взорвался мобильник, который ее муж нашел на улице!
     На дворе была весна 2002 года. Столица уже пережила взрывы домов на Гурьянова и Каширке… Немудрено, что новое ЧП тогда тоже списали на чеченцев.
     Но реальность оказалась прозаичнее. Заминированный мобильник подбросил современный Отелло. Только вот убить он хотел не женщину, а ее мужа…
     В Мосгорсуде на днях закончился процесс над 32-летним Алексеем Чудновым. Томный парень из Химок оказался взрывником-маньяком. И доказал, что бытовой терроризм не менее страшное зло, чем международный. Злоба, одержимость плюс увлечение химией — смесь пострашнее гексогена.

     — Смотри, что я нашел. — Саша протянул жене на вид совсем новенький сотовый телефон. — Во народ, а? Уже мобильниками разбрасываются…
     — Дай я посмотрю. Может, там записная книжка есть, удастся найти владельца?
     — Подожди, давай вместе поглядим…
     Но Оля уже направилась в кухню, вертя трубку в руках.
     А через мгновение старый двухэтажный дом в Люберцах содрогнулся от взрыва: в мобильный была заложена бомба. Оля Гришина погибла на месте. Александр на всю жизнь остался инвалидом.
     Кто совершил чудовищное преступление? Новая вылазка террористов? Дурная шутка психопата? Или коварный муж решил таким способом устранить благоверную? Сыщики не знали, за какую ниточку хвататься. Но вскоре им помогли… новые взрывы.

Любовь по-люберецки

     Ольга и Александр дружили с 8-го класса. Саша жил в старых “железнодорожных” бараках, где поезда стучат под самым окном, Оля — в новенькой по тем временам девятиэтажке. Далеко по люберецким меркам. Но разве для любви это важно? Невзирая на расстояния, пылкий юноша бегал к симпатичной девчонке на другой конец города, через Ухтомские пруды.
     “Я обязательно дождусь тебя, — обещала Ольга, когда ее возлюбленный ушел в армию. — Ни на кого даже не посмотрю, кто бы ни клеился”.
     Старая как мир песня… Еще Шекспир подметил: влюбленные всегда обещают больше, чем могут выполнить, а не выполняют даже возможного. Вот и Оля не устояла перед напором нового знакомого.
     — Когда Сашу призвали, — рассказывают соседи, — к Оле стал захаживать новый приятель. Интеллигентный такой, положительный.
     Это и был Алексей Чуднов. Который потом станет ее случайным убийцей. Которого так хочет забыть мать Ольги — и не может. И который вызывает безусловную симпатию у всех, кто его знал. Даже сегодня, после приговора суда, соседи по-прежнему называют убийцу Алешенькой и “милым мальчиком”.
     Тогда ему было 25 лет. Оле и Саше — по 19.
     Какое-то время Оля встречалась с Алексеем. Изысканные манеры, мягкая улыбка... Чуднов по-настоящему был предан своей подруге. Но, когда домой вернулся возмужавший Александр, девушка поняла, что всегда любила только его. Хлипкий, немного застенчивый Алексей явно проигрывал на фоне красавца-богатыря Саши.
     Ольга решает забыть о своей минутной слабости. Ничего не рассказывает Саше. А когда парень делает предложение, охотно соглашается.
     Поженились они в 2000 году. В 2001-м у счастливой пары родилась дочка Алина. Тогда Гришины жили на Коммунистической улице, в просторной трехкомнатной квартире родителей Ольги, где кроме мамы-папы — еще младшая сестра Юля.
     Чуднов снова замаячил на горизонте спустя год, в начале 2002-го. Как ни странно, о нем вспомнила сама Оля. К тому времени в дружной семье Гришиных начались первые недоразумения. Девушка стала замечать, что муж иногда возвращается с работы позднее, чем подобает молодому отцу, что он не так внимателен к ней, как хотелось бы. “Может, он устал от меня, от моих родных? Или у него любовница?” Снедаемая ревностью, Ольга перебирает в уме своих знакомых: с кем посоветоваться, кому поплакаться в жилетку, кого попросить развеять подозрения? Наконец она звонит Чуднову. И просит его проследить за мужем. Легкомысленно? Не очень честно? Наверное. Но этой влюбленной девочке было всего лишь 23 года. Кто теперь осудит ее за необдуманную просьбу?
     Так сложился этот классический любовный треугольник. С миной-ловушкой посредине.

Звонок с того света

     Результаты слежки не заставили себя ждать.
     В конце января 2002 года в подъезде, где жили Гришины, прогремел взрыв. Александр уцелел чудом. Он замешкался на улице буквально на пару секунд, когда на первом этаже рванула самодельная мина.
     Еще тогда взрывотехники подивились необычной конструкции устройства. Естественно, опера проверили всех жильцов дома, в том числе Гришиных. Но явных мотивов для убийства кого-либо из прописанных в девятиэтажке не было.
     Саша тоже не воспринял угрозу на свой счет. “Наверное, я на олигарха похож”, — шутил он. Но решил извлечь из теракта пользу. И настоял на переезде — к своим родителям, на другой конец города, в двухэтажный дом у железной дороги. Там, правда, и места поменьше, и район непрестижнее — зато безопаснее. В самом деле: кто взрывает бараки, где по двору бродят куры?..
     В феврале семья Гришиных перебралась на новое место жительства.
     Олина мама Галина Сухарева до сих пор себя корит:
     — Если бы не отпустила, может, ничего бы не случилось…
     Увы… Ни Оля, ни Саша не знали, что их судьба уже предрешена.
     Никакого криминала на Александра Чуднов в результате слежки не нарыл. Зато понял одно: жить без Оли он не может. А как заставить женщину бросить мужа? “Нет человека — нет проблемы”, — этим нехитрым правилом руководствовался Чуднов, когда подбрасывал самодельную мину в подъезд Гришиных.
     Неудача не охладила его пыл. Хитрый ревнивец решил повторить покушение, причем разыграть все так, чтобы ни у кого и в мыслях не возникло проверять “любовную” версию. Лучше всего замаскировать убийство “по личным мотивам” под теракт.
     1 июня 2002 года. Чуднов поджидает Гришина возле метро “Выхино”. В руках — мобильный телефон, начиненный гексогеном. Он уже знает, как убьет Александра. За время слежки Алексей выучил маршрут соперника наизусть. Гришин работал (да и сейчас работает) на заводе полупроводников в Москве, на Рязанке, а 722-й автобус курсировал между метро “Выхино” и Люберцами и останавливался прямо возле его дома.
     Александр шел со смены ранним утром. Обычным путем, от метро к остановке, мимо газона… Что это? Неужто кто-то телефон обронил? Вполне приличный, “Эрикссон”. Гришин положил аппарат в карман, не включая.
     Вспомнил о находке Саша не сразу — когда схлынула череда утренних домашних хлопот, пришла Олина мама, одела Алинку и отправилась гулять. Тогда-то муж и сказал жене:
     — Смотри, что я нашел…
     Чтобы привести в действие взрывное устройство, было достаточно нажать любую кнопку на телефоне. Это сделала Оля.
     — У нас все затряслось, окно вылетело, — соседи рассказывают о взрыве так подробно, будто это было вчера. — Саша в одних трусах выбежал на балкон и закричал: “Помогите, у нас взрыв!” Мы метнулись к ним, а там всю кухню разворотило.
     Александра вывели на лестницу. Он ничего не видел — парню повредило глаза, — только спрашивал: “Где Оля? Где она, скажите?!”
     Ольга погибла сразу же. Взрывом ей оторвало голову и кисть руки, сжимавшей телефон.
     Сашу увезли в МОНИКИ. Один глаз ему так и не спасли. Через полгода Олина мама после инфаркта станет инвалидом. Через два ей сделают операцию на сердце.
     А убийцу, с удивительным смирением принявшего ошибку судьбы, потянет на новые подвиги…

Химия и смерть

     Мальчик Алеша Чуднов из подмосковных Химок рос на редкость послушным и опрятным ребенком. Родители нарадоваться не могли. Старшая сестра — тоже Оля — всерьез занималась воспитанием братишки, очень поощряла его успехи в химии.
     — Мы все удивлялись, что девочка так заботится о брате, — рассказывают соседи. — Придет, бывало, спрашивает, нет ли у вас лишней склянки или колбы: Лешка опыты ставит. Мы давай искать по всем кухонным закромам.
     Со временем химическое увлечение Алеши стало перерастать в маниакальную химическую страсть.
     — Ребята с девочками гуляют — он химию изучает. Дошло до того, что Алеша разгибал прутья, которыми был закрыт вход на крышу, и сидел там вечерами, опыты проводил. Что уж он там изобретал — не знаем, но вел себя тихо.
     Одним словом, Алеша родителям хлопот не доставлял. Вырос и устроился работать электромехаником в аэропорт “Шереметьево”. Несколько лет подряд он таскал домой запчасти, радиодетали, какие-то порошки и смеси. Все это складывалось штабелями, коробками и даже пряталось в тайниках. Родители не особо вникали в его увлечения, а вот от дотошной сестры приходилось скрываться. Так на 6-м этаже башни-высотки под полом появился тайник, которому позавидовал бы любой шпион.
     Первую чудо-бомбу на основе гексогена Чуднов делал несколько месяцев. Потом еще какое-то время думал, как ее применить. Когда его начала пожирать ревность к Олиному мужу, он решил взорвать своего противника, но сначала надо было пустить пробный шар. И случай вскоре представился.
     В электричке Чуднов познакомился с Вячеславом Портновым. Позднее в официальных документах этого субъекта будут величать “лидером скинхедского движения Зеленограда”. На самом деле — бритоголовый отморозок, люто ненавидящий выходцев с Кавказа.
     Оба сразу же нашли общий язык: скину нужны были активные действия, самопальщику-минеру — проверка изобретения.
     Для химика первый взрыв — как первая ночь любви: и очень хочется, и до смерти боишься опростоволоситься. Чуднов тоже боялся. Но у него все получилось. 17 января 2002 года было взорвано кафе на станции Ховрино. Химик и скинхед заложили устройство под стену маленькой забегаловки “У Степаняна”. Эффект превзошел ожидания: стена рухнула, две посетительницы получили ранения, а хозяин кафе, немолодой армянин, надолго запомнил, кто в Москве хозяин.
     — Чуднов сделал самодельное взрывное устройство из гексогена, — рассказали “МК” в прокуратуре Северного округа. — Довольно высокого качества, с таймером.
     Дальше взрывы пошли один за другим. Чуднов понял, что гексоген дает силу и власть над людьми, что бомба в его руках — символ смелости и что взрывать можно безнаказанно.
     Через несколько дней прогремел взрыв на Коммунистической улице в Люберцах. Затем — взрыв телефона на улице Красногорской.
     — Мы понять не могли, что минеров так привлекло в наших краях, — недоумевают следователи Люберецкой прокуратуры. — Когда начали расследовать гибель Гришиной, разрабатывались различные версии…
     Подозрение падало и на Александра. Казалось странным, что не он взял в руки злополучный сотовый, а его жена.
     — Это действительно вещица тонкой работы, — говорит следователь прокуратуры Алексей Козлов. — Телефон потрошится, как чучело, внутрь закладываются две пальчиковые батарейки, подсоединенные к кнопкам и к детонатору, а тот — к взрывчатому веществу. Мобильник должен был взорваться от легкого нажатия на кнопки.
     После гибели Ольги Чуднов недолго сидел сложа руки. Он продолжил опыты и вскоре нахимичил отравляющее вещество! Какое? Информацию об изобретении влюбленного террориста спецслужбы сразу же засекретили. Известно лишь, что пары этого вещества могут уничтожить тысячи людей. Свое “химоружие” он запечатал в колбе и спрятал в химкинской квартире. И начал искать, кому бы реализовать суперяд. К счастью, не успел. По следу химика уже шла ФСБ.
     В январе 2003 года на улице Волгина в Москве при сбыте ядовитого вещества был задержан Портнов — тот самый, с которым Алеша взорвал кафе. Через четыре дня след привел к Чуднову. Милиционеры и контрразведчики два дня выносили из дома химические и взрывчатые вещества. А соседи не могли надивиться на тихого послушного мальчика, из-за которого они в любой момент могли взлететь на воздух…

Здравствуй, оружие!

     Однако тайна взрыва мобильного телефона по-прежнему оставалась нераскрытой. Чуднова и Портнова “кололи” только по делу о теракте в кафе. За это их и судили. А дело об убийстве Ольги Гришиной пылилось в архиве.
     И снова помогло стечение обстоятельств.
     В январе 2001 года в подмосковной Лобне были задержаны кустари-самоучки, которые в течение двух лет переделывали газовые пистолеты в боевые. Кроме того, за дополнительную плату умельцы устанавливали на оружие глушители, разработанные и изготовленные 26-летним предводителем “артели” Алексеем Дудиным. Который в свободное от криминального бизнеса время трудился... в аэропорту! Там же, где и Чуднов. Там они и познакомились.
     Когда накрыли оружейный цех, взять удалось всех, кроме Дудина. Он же продолжал “подрывную” деятельность. И, когда однажды к умельцу с деликатной просьбой — смастерить бомбу на основе мобильника — обратился Чуднов, тот сразу же согласился. “Почему бы не помочь другу?” — подумал кулибин. Вместе они слатали телефон-бомбу для мужа Ольги Гришиной.
     В конце 2003 года Алексей Дудин оказался замешан в убийстве на бытовой почве и угодил в тюрьму. И вот там-то Дудин признался, что у него в гараже хранится внушительный арсенал оружия.
     Сначала следователи отнеслись к сообщению уголовника недоверчиво. Но, когда из гаража вынесли оружие, взрыватели и химические реактивы, за Дудина взялись основательно, и вскоре он сознался, что изготовил мобильник, начиненный взрывчатым веществом. Назвал и имя подельника, который к тому времени уже сидел за взрыв в кафе.
     30 декабря 2004 года Чуднову было предъявлено обвинение в убийстве Ольги Гришиной.

* * *

     Буквально на днях в секретной части Мосгорсуда закончился процесс над умельцем и убийцей Алексеем Чудновым. Обвинение ему не предъявлено: после двух экспертиз он признан невменяемым. Наверное, психиатры правы. Ревность, замешанная на любви к химии, свела горе-Менделеева с ума. Но образованный сумасшедший во сто крат опаснее простого шизофреника. И страшно подумать, сколько еще бед мог бы натворить Чуднов, не разоткровенничайся в тюрьме его приятель.
     Алина живет с бабушкой и не помнит своей матери. На выходные ее забирает отец. Александр отремонтировал кухню, вставил себе стеклянный глаз и до сих пор ни с кем не встречается. Говорят, он боготворит свою дочь, заваливает ее подарками. Саша очень боится ее потерять. Еще бы: ведь девочка так похожа на маму…

     P.S. Все фамилии изменены.

www.mk.ru







Читавшие эту страницу также интересовались:









Сообщение или форма ввода данных.