Краденое счастье. Не сумев стать матерью, девушка украла ребенка из больницы

В России редко крадут детей. Как правило, непутевые мамаши, наоборот, спешат избавиться от нелюбимого чада. И уж тем более уникальны случаи, когда женщина идет на киднепинг потому, что хочет, но не может иметь ребенка!
     Именно такое беспрецедентное дело слушалось недавно в городском суде Люберец. 20-летняя девушка решила в одночасье стать матерью. И справилась со своей проблемой, выкрав первого попавшегося младенца из больницы, где лежала ее подруга. Едва ли эта особа ведала, что творила. Ей просто хотелось понянчиться с живой игрушкой.

     
     Назойливая мысль во что бы то ни стало стать матерью преследовала Юлю Сергушкину уже несколько месяцев. Все подружки повыходили замуж, родили детей, а Юлька так и осталась в девках. Она с удовольствием помогала приятельницам, нянчилась с их малышами, как со своими. И все чаще фантазировала, как это здорово — быть мамой. Но... ни подходящего парня на место папы, ни самой возможности родить (как тогда думала Юля) у девушки не было.
     — У меня никогда не будет детей! — как-то призналась своей матери Сергушкина. — Мне так врачи сказали.
     Но, как выяснилось, никаких конкретных медицинских обследований на эту тему Юля никогда не делала и никто из врачей диагноза “бесплодие” девушке не ставил.
     — Она сама придумала эту ерунду и вдолбила себе, — рассказала позже корреспондентам “МК” мать Юли Ирина Дмитриевна. — Просто в 17 лет дочка сделала аборт. Никаких осложнений не было, но после этого она как-то иначе стала смотреть на многие вещи.
     С утра до вечера Юля ломала голову над тем, как догнать подружек: если не выйти замуж, то хотя бы обзавестись потомством. Девушка понимала, что усыновить или удочерить ребенка из детдома ей никто не позволит. В 20 лет Юля только заканчивала 11-й класс вечерней школы, нигде не работала, да еще была и условно судима за разбой.
     И тут подвернулся удобный случай... Одна из близких подруг Сергушкиной Светлана легла в больницу со своим маленьким сыном, у которого было ОРЗ. Юля навещала ее почти каждый день. В один из таких визитов подруга поведала Юле о ничейных детях, лежащих в больнице.
     — Представляешь, у нас на этаже целая палата им отведена, — с жаром говорила Света. — Палата №3. Все эти малыши отказные, из детских домов. Такие хорошенькие, так жалко их. Если хочешь, приходи да бери любого! Сегодня, например, такого карапуза симпатичного усыновили, я видела, как его оформляли.

Кража

     Слова подруги Юля поначалу восприняла как шутку. Тем же вечером Свету вместе с ее сыном выписали. Девушки решили отметить выздоровление, пригласили еще одну подругу, Женю, выпили. С каждой рюмкой разговор принимал все более опасное направление: Сергушкина всерьез обсуждала варианты “усыновления”. И наконец засобиралась в больницу.
     “Ты что, спятила?” — в один голос закричали подруги. Но остановить “мамашу” было уже невозможно. Делать нечего — не бросать же приятельницу. Отправились на дело вместе.
     В 11 часов вечера девушки подошли к детскому инфекционному отделению Дзержинской городской больницы, где на втором этаже была та самая палата №3. Попытались открыть пластиковое окно на первом этаже, но их увидела медсестра и прогнала.
     Вторую попытку, уже в третьем часу ночи, Юля предприняла одна — подружки остались ждать ее недалеко от корпуса. Отогнув решетку окна, Сергушкина пролезла внутрь и пошла в палату (дорогу ей подсказала Света). Дежурившие в эту ночь нянечка и медсестра как раз в это время находились в процедурном кабинете, где ставили капельницу тяжелобольному ребенку. Воспользовавшись их отсутствием, девушка зашла в палату, бегло осмотрела спеленутых карапузов и остановила свой выбор на годовалом Коле Смирнове (мальчик поступил в больницу накануне утром). Завернув спящего малыша в одеяло, Юля ушла тем же путем.
     С ребенком на руках Сергушкина отправилась домой к Светлане в поселок Томилино. Там девушки спрыснули удачное завершение дела. А когда начали трезветь, Юля поняла, что возвращаться с ребенком домой ей никак нельзя! И тогда подруги отвезли ее к знакомой Марине в Москву...

Суд

     Исчезновение ребенка в больнице обнаружили только утром.
     — В ту ночь все дети спали на удивление спокойно, — вспоминают врачи. — И мы, чтобы не будить детей, лишний раз в палату не заглядывали. А на утреннем кормлении увидели, что кроватка Коли Смирнова пуста. Сначала решили, что его взял понянчиться кто-то из тех мам, которые лежат у нас с детьми. А когда не нашли малыша, вызвали милицию. О том, что мальчика украли, мы даже подумать не могли!
     Подозрение сразу пало на Светлану, подругу Юли. Уж слишком активно она расспрашивала про отказную палату и ее несчастных маленьких обитателей. На допросе дамочка сразу же рассказала обо всем.
     — Вместе с милицией я поехала в Москву, к Марине, — вздыхает Ирина Дмитриевна. — Дверь квартиры открыла дочь. Она была очень заспанная, видно, что только встала, и сначала ничего не поняла. Когда я прошла в комнату, на диване увидела ребенка. Он спокойно спал. Я не могла поверить, что Юлька украла его. До сих пор не пойму: зачем?! Видно, с ума сошла...
     Увы, Сергушкина была вполне в здравом уме. Врачебное исследование показало лишь то, что на момент совершения преступления она болела… сифилисом.
     — Я просто хотела, чтобы малышу было хорошо, — запричитала она с детской наивностью. — У меня бы получилось! Я всю ночь с ним спала и даже покормила молоком кипяченым. Если бы я знала, что его будут искать, то сама вернула бы...
     Мальчика в тот же день вернули в больницу.
     — Поражает легкость, с которой Сергушкина и ей подобные совершают такие поступки, — до сих пор негодуют следователи Люберецкой прокуратуры. — Эти люди не знают, что такое хорошо и что такое плохо, на самом примитивном уровне! И еще всерьез хотят воспитывать детей. Страшно подумать, кого они могут вырастить.
     Недавно суд приговорил 20-летнюю Юлию Сергушкину к 4,5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. При этом суд учел “недогулянный” воровкой условный срок за разбой. По словам обвинителей, преступнице дали по минимуму: суд, видимо, учел тот факт, что Юля украла малыша вроде бы как с добрыми намерениями. А Колю Смирнова уже усыновила американская семья, и на днях ребенка увезли в США. Хочется верить, что мальчик никогда не узнает о том, какой причудливый и уродливый зигзаг чуть было не сделала судьба на первом году его жизни в маленьком подмосковном городке.
     

Кража

     Слова подруги Юля поначалу восприняла как шутку. Тем же вечером Свету вместе с ее сыном выписали. Девушки решили отметить выздоровление, пригласили еще одну подругу, Женю, выпили. С каждой рюмкой разговор принимал все более опасное направление: Сергушкина всерьез обсуждала варианты “усыновления”. И наконец засобиралась в больницу.
     “Ты что, спятила?” — в один голос закричали подруги. Но остановить “мамашу” было уже невозможно. Делать нечего — не бросать же приятельницу. Отправились на дело вместе.
     В 11 часов вечера девушки подошли к детскому инфекционному отделению Дзержинской городской больницы, где на втором этаже была та самая палата №3. Попытались открыть пластиковое окно на первом этаже, но их увидела медсестра и прогнала.
     Вторую попытку, уже в третьем часу ночи, Юля предприняла одна — подружки остались ждать ее недалеко от корпуса. Отогнув решетку окна, Сергушкина пролезла внутрь и пошла в палату (дорогу ей подсказала Света). Дежурившие в эту ночь нянечка и медсестра как раз в это время находились в процедурном кабинете, где ставили капельницу тяжелобольному ребенку. Воспользовавшись их отсутствием, девушка зашла в палату, бегло осмотрела спеленутых карапузов и остановила свой выбор на годовалом Коле Смирнове (мальчик поступил в больницу накануне утром). Завернув спящего малыша в одеяло, Юля ушла тем же путем.
     С ребенком на руках Сергушкина отправилась домой к Светлане в поселок Томилино. Там девушки спрыснули удачное завершение дела. А когда начали трезветь, Юля поняла, что возвращаться с ребенком домой ей никак нельзя! И тогда подруги отвезли ее к знакомой Марине в Москву...

Суд

     Исчезновение ребенка в больнице обнаружили только утром.
     — В ту ночь все дети спали на удивление спокойно, — вспоминают врачи. — И мы, чтобы не будить детей, лишний раз в палату не заглядывали. А на утреннем кормлении увидели, что кроватка Коли Смирнова пуста. Сначала решили, что его взял понянчиться кто-то из тех мам, которые лежат у нас с детьми. А когда не нашли малыша, вызвали милицию. О том, что мальчика украли, мы даже подумать не могли!
     Подозрение сразу пало на Светлану, подругу Юли. Уж слишком активно она расспрашивала про отказную палату и ее несчастных маленьких обитателей. На допросе дамочка сразу же рассказала обо всем.
     — Вместе с милицией я поехала в Москву, к Марине, — вздыхает Ирина Дмитриевна. — Дверь квартиры открыла дочь. Она была очень заспанная, видно, что только встала, и сначала ничего не поняла. Когда я прошла в комнату, на диване увидела ребенка. Он спокойно спал. Я не могла поверить, что Юлька украла его. До сих пор не пойму: зачем?! Видно, с ума сошла...
     Увы, Сергушкина была вполне в здравом уме. Врачебное исследование показало лишь то, что на момент совершения преступления она болела… сифилисом.
     — Я просто хотела, чтобы малышу было хорошо, — запричитала она с детской наивностью. — У меня бы получилось! Я всю ночь с ним спала и даже покормила молоком кипяченым. Если бы я знала, что его будут искать, то сама вернула бы...
     Мальчика в тот же день вернули в больницу.
     — Поражает легкость, с которой Сергушкина и ей подобные совершают такие поступки, — до сих пор негодуют следователи Люберецкой прокуратуры. — Эти люди не знают, что такое хорошо и что такое плохо, на самом примитивном уровне! И еще всерьез хотят воспитывать детей. Страшно подумать, кого они могут вырастить.
     Недавно суд приговорил 20-летнюю Юлию Сергушкину к 4,5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. При этом суд учел “недогулянный” воровкой условный срок за разбой. По словам обвинителей, преступнице дали по минимуму: суд, видимо, учел тот факт, что Юля украла малыша вроде бы как с добрыми намерениями. А Колю Смирнова уже усыновила американская семья, и на днях ребенка увезли в США. Хочется верить, что мальчик никогда не узнает о том, какой причудливый и уродливый зигзаг чуть было не сделала судьба на первом году его жизни в маленьком подмосковном городке.
     

Московский Комсомолец
от 29.08.2005

Анна РАЧИНСКАЯ.






Читавшие эту страницу также интересовались:









Сообщение или форма ввода данных.