Пограничные заложники

Жить в непосредственной близости от приграничной полосы всегда тяжело. Но вряд ли можно себе представить, что граница между Москвой и Московской областью опасна для жителей.


ТЕМ не менее это так. Жители домов № 67–76 по ул. Инициативной г. Люберцы живут, пожалуй, похлеще, чем первопроходцы Дикого Запада. Нет, вода, электричество, тепло и связь у них есть. И индейцы тоже не беспокоят. Но есть другие проблемы: почти 2,5 тыс. человек, живущих в домах «Мосводоканала», оказались в непонятной административной пустоте. С одной стороны, они включены в единую коммунальную систему района Некрасовка ЮВАО Москвы и переданы на баланс некрасовского ДЕЗа. С другой — официально находятся за пределами Москвы, на территории подмосковных Люберец. Люберецкие власти, видимо, посчитав идею присоединения этих домов к столице актом предательства, закрыли там филиал почты: пенсионерам приходится ездить за тридевять земель. В свою очередь московская горбольница № 10 в поликлинике «чужих» лечит, но больничные не выдает и в стационар не кладет. То же самое касается милиции и пожарных.

Вопрос о присоединении этих домов к Москве был поставлен еще в 1998 г. Но чиновники отписываются стандартным заклинанием: «Территориальный вопрос решается, ждите». Пикантность ситуации заключается в том, что подобных поселков на протяжении границы Москвы и области почти три десятка. По большинству из них власти пришли к соглашению, но выйти для утверждения границ в Совет Федерации можно только единым пакетом. Получается, жители 30 поселков и деревень стали заложниками приграничных разборок между столичными и областными властями?


Марина ГУСЕВА

12 октября 2005






Читавшие эту страницу также интересовались:









Сообщение или форма ввода данных.