Птичку жалко! Олег Митволь спасает зверей от людей

Заместитель руководителя Росприроднадзора Олег Митволь решил вновь взбудоражить собственников — теперь он ударил проверкой не по подмосковным дачным участкам и яхт-клубам, а по продавцам экзотических животных. Первый набег — на Птичий рынок, что расположился теперь в Люберецком районе.
     Мой приятель Василий каждую субботу везет на “Птичку” попугаев, выведенных в собственном доме в Мытищах. Завидев проверку, он начал спешно грузить клетки в машину. Олег Митволь явился на рынок не один, а с целой компанией. На огонек заглянули также представители прокуратуры, МВД, Федеральной таможенной службы и ветеринары. Первой жертвой стал продавец попугаев редкой породы. Так что зря Василий поторопился сбежать, ведь у него обычные волнистые попугайчики, которых контрабандой вряд ли назовешь. А вот на такую — редкую — птицу, которую изъял из продажи Митволь, нужны специальные документы. Тут же на прилавке стояли клетки со змеями и маленькими саламандрами, на которых тоже не нашлось “паспорта”. Конфисковали и их. Митволь со своими помощниками понес клетки в машину, где его поджидали зоологи и ветеринары.
     Пройдя несколько рядов, наткнулись на магазинчик с экзотическими животными. Тут история та же. Только продавец уверял, что документы у него все-таки есть, да куда-то затерялись. “Грузите клетки”, — скомандовал Митволь. И стремительно направился к соседнему павильону. Закрыто. Пока ждали ключик, по рации пришло сообщение, что на выезде с рынка задержали газель с животными. Дверь решили ломать. И не напрасно — столько экзотических животных и рептилий мне раньше видеть не приходилось. У каждой твари — своя цена. К примеру, симпатичный тигровый питон стоит тридцать тысяч рублей, а вот замечательный кубинский крокодил — пятнадцать тысяч, пантеровый хамелеон — девять. Спрос на них большой.
     Конфискованную живность для начала передадут на временное содержание в Московский зоопарк. После этого будет создан специальный центр по содержанию этих редких животных. Но, как оказалось, среди спасенных были виды, особо требовательные к окружающей среде, например, большой варан, анаконда. Дирекция зоопарка обещала обеспечить для них специальные условия транспортировки. А пока зверюшки останутся здесь, но не у владельцев, а на ответственное хранение у руководства рынка.
     — Два месяца назад мы начали работать в Краснодарском крае, — рассказывает Олег Митволь, — и изъяли детеныша снежного барса, которого фотографы держали для съемок на пляже. А этих животных во всем мире всего 33 особи осталось, этот был 34-м. Через несколько месяцев животное умерло. Произвели вскрытие. Вся левая половина была отбита. То есть фотографы эксплуатируют такую живность, накачивают их транквилизаторами, избивают. К сожалению, животные не умеют говорить...
     Но закон не молчит. И в случае если ущерб от контрабанды экзотических животных составляет свыше 250 тысяч, пора возбуждать уголовное дело. За незаконную продажу животных, занесенных в Красную книгу, — штраф от 50 тысяч до 100 тысяч рублей. Если же скотинка попроще, то назначается административное расследование. Правда, в этом случае наказание предусмотрено “копеечное” — арест на пятнадцать суток.
     После “Птички” Митволь отправился за более “крупной рыбой” — в Москву, в ЦПКиО. Здесь обосновались фотографы, которые снимают посетителей рядом с животными. На первой точке обнаружили леопарда и пуму. Конечно же, с документами проблемы — их просто нет. А когда у фотографов спросили, откуда животные, коммерсанты решили выкрутиться и сказали, что звери принадлежат частным лицам. И этим только усложнили себе жизнь. Дело в том, что экзотические виды животных, а тем более крупные хищники, не могут принадлежать частному лицу. Существуют определенные квоты: каждая страна имеет право разводить ограниченное количество тех или иных животных.
     ...Дальше обнаруживаем леопарда Герду, льва Лютика и пантеру Багиру. Хорошие имена, да и деньги имеют фотографы на них немалые: от 200 до 600 рублей за снимок. На удивление, документы предъявили сразу, но результат оказался такой же, как и в остальных случаях. Бумаги представляли собой биологические карточки и какие-то странные ветеринарные паспорта. Тут масла в огонь подлил представитель Международной природоохранной организации Алексей Вайсман. По его словам, звери вели себя неестественно для крупных хищников. Такое впечатление, что они находятся под действием транквилизаторов или наркотиков. А тут уже дело может потянуть на статью УК “Жестокое обращение с животными”. И контрабанда, похоже, налицо.
     — Будем изымать по первичной информации, — заявил Олег Митволь. — Так как документы о происхождении животных вызывают больше вопросов, чем ответов.
     Но тут взмолились хозяева и клятвенно обещали предоставить все документы. Им дали пять дней. В противном случае и конфискация будет неизбежна, и наказание неотвратимо.

Московский Комсомолец
от 28.09.2005







Читавшие эту страницу также интересовались:









Сообщение или форма ввода данных.