Проблемы общежУтия в Красково

 
       Адрес очередной командировки журналиста «Люберецкой газеты» звучал просто: Поселок Красково. Муниципальное общежитие в доме №13 по улице 2-й Заводской.
       Полное впечатление, что люди здесь жить просто не могут. Сырой бетонный пол под ногами скалится щербатыми ступенями. По стенам, змеясь, бежит развесистая сеть трещин. Здесь же – густые, мшистые пятна зеленой, черной, белой плесени. Все виды и разновидности домового грибка налицо! Едкий смрад, словно в давно не убиравшемся нужнике. Потолок местами и вовсе отсутствует, по крайней мере, та его часть, что, как правило, покрывается побелкой: сквозь ветхую черную обрешетку свисают пропыленные клочья густой паутины.
 
 Из оцепенения меня вывел бодрый мальчишеский голос:  

   - Эй, здравствуйте! Вы не туда зашли! Если в гости к кому, так подъезд у нас - с другой стороны…
 
 
   С фасада дом тоже отчасти напоминал декорацию к фильму про гражданскую войну. Правда, здесь потрескавшиеся кирпичи и обомшелые карнизы виднелись лишь на верхних этажах. Новая, нарядная краска. Современные окна. Ступени, еще стиснутые широкими досками опоки – недавно заливали новый бетон. Но так выглядит лишь небольшой участок первого этажа. А остальное – все та же унылая руина.

   
   На поверку дом оказался весьма густонаселенным. На забранных ржавой решеткой балконах – веревочки с постиранным бельем. Много детской одежды. У подъезда – старенький велосипед с заботливо пристегнутым цепью колесом – чтобы не угнали. На подоконнике первого этажа – сонная кошка…
   
  На мой осторожный стук выглянул кошкин хозяин.
 
  
- Здравствуйте! Скажите пожалуйста, давно ли в этом доме в последний раз был ремонт?

  
    - Давно! Я не помню даже, когда…Да и не дом это вовсе. Так, общага. Ну, если кто-то у себя в комнатах что-то чинит, то, как правило, за свой счет. Но крыльцо вот новое сделали… Перед выборами зашевелились, не иначе! Мы довольны: что-то все же лучше, чем ничего!
 
   - Администрация поселка вам как-нибудь помогает?
   - Да кому мы нужны? Простые, небогатые рабочие люди… В гости не зову – самому на такой потолок смотреть и то совестно!  
  
- Представьтесь, пожалуйста!
   - Иван!
 
- А по фамилии?  
   -Да ну, вот еще! (Смеется) Вы меня сфотографировали? Спасибо! Это хорошо. Значит, и без фамилии все соседи узнают! А властям на нас все равно наплевать!

   Здесь живут учителя из профессионально-технического училища, швеи с комбината спецодежды, подсобники, которые трудятся на строительстве неподалеку. Есть и милиционер, и давно отселившийся из детского дома повзрослевший сирота… Словом, люди, чей трудовой доход вряд ли позволит им когда-либо обзавестись собственной жилплощадью по коммерческим ценам.
      - Страшное место! – сетует сотрудница старого ПТУ, представившаяся как Елена. – И тринадцатый дом, и двенадцатый – сущие развалины! Самый простой пример: у нас просто отсутствует кухня. Большинство жильцов, особенно те, у кого, как у меня, есть дети, все же готовят дома – на электрических дачных плитках, а если света нет, что часто случается - на примусах… Понимаем, что это небезопасно в плане вероятности пожара, а что делать?
    - Вы обращались в поселковую администрацию с просьбой как-то решить этот вопрос?   
 

      - Это в управу-то? Конечно! Причем, неоднократно! Но наш дорогой товарищ Быков пока молчит… Подумаешь – муниципальный жилой фонд похож на какую-то свалку древностей! Авось, и так жильцы не вымрут! В общем, полное равнодушие в запущенной форме. 
 
   
    В одной из комнат первого этажа в тринадцатом доме проживает семья с малолетними детьми. На облупившейся стене, на гвоздике – пластиковая ванночка. Над заржавленной до черноты вечно холодной батареей сушатся штанишки. А вдоль гнилых притолок – те же мутно-зеленые потеки плесени, и запах сырости стоит, словно на болоте. Не помню, есть ли у Сергея Петровича Быкова дети. Но почему-то не сомневаюсь, что живи они в Красково - он их к такой общаге и близко бы не подпустил!.. Но людям жить больше негде.

 
   Состояние стен вокруг каждой трубы водоснабжения отчетливо видно даже на черно-белых фотографиях. Где вы еще видели плесневый слой толщиной (!) под сантиметр!
  
   - А какая ужасная у нас вода! – наперебой жалуются жильцы, - Вонючая, с хлопьями ржавчины, видимыми даже невооруженным глазом! Стандартный угольный бытовой фильтр засоряется за две недели, хотя ему полагается служить без промывки до трех месяцев! Сергей Петрович обещал распорядиться, чтобы вопрос с очисткой воды был решен. Но… обещанного три года ждут. Или даже семь. Короче, заболеешь от такой воды гораздо раньше!
   
   Минувший год запомнился жильцам регулярными потопами. Из старых, постоянно протекающих труб или просто с чердака: кровля – сущее решето. Хорошо, что в этом году дождей не слишком много. Иначе никакие временные и аварийные ремонты не сдержали бы льющегося на головы людям потока.
   
   Сегодня в тринадцатом доме идет ремонт. Ставят душевые. Население радуется: хоть помыться по-нормальному будет можно. Только много ли смысла в том, чтобы привернуть к старой трубе новый кран? Все равно водопровод, что называется, дышит на ладан!..
 
  Последнее заявление от жильцов с просьбой провести капитальный ремонт общежития, подписанное почти сотней фамилий, легло на стол красковского поселкового главы всего около двух месяцев назад. Если по закону, ответ, хотя бы даже и отрицательный, следовало бы дать не позднее, чем через тридцать один день. Но Сергей Петрович снова отмолчался. И здесь в его помощь уже никто не верит…    
 
   - Нормальной гидроизоляции здесь нет, - говорит Людмила Геннадиевна, прожившая в этом доме более 20 лет. – В результате вода течет сверху донизу, гниет все. Теперь вот, наверное, переделают, да толку: одно починят - другое рассыплется!
   
     Люди устали верить обещаниям. Для них уже не представляет авторитета обманувший их ожидания градоначальник. Людей охватило безнадежное отчаяние… Даже позволяя себя фотографировать, они не хотели называть своих фамилий: вдруг -за критику этого администрация вообще лишит их единственного крова? Не побоялась назвать себя лишь мастер подрядной организации, ведущей сейчас ремонт стояков – Елена Викторовна Морозкина. Впрочем, ей было не до долгих разговоров с журналистами: дело делать надо, дом спасать, а не беседовать!..   
 
 

 Так и хочется крикнуть: ау, поселковая власть! До чего же ты довела своих избирателей!
 

 

По информации сайта www.new-kraskovo.ru
 







Читавшие эту страницу также интересовались:



Сообщение или форма ввода данных.